Нобелевка по медицине уходит ученым, обманувшим рак

В Стокгольме стартовала Нобелевская неделя. Первыми объявлены лауреаты премии в области медицины и физиологии. В этом году ее присудили разработчикам иммунного оружия против рака — американцу Джеймсу Эллисону и японцу Тасуку Хондзе. Эти ученые первыми нашли способ помочь иммунитету человека бороться со злокачественными клетками собственными силами.

Нобелевский комитет едва успел назвать имена профессора Техасского университета Джеймса Эллисона и японского иммунолога Тасуку Хондзе, как лауреаты опубликовали в Twitter фотографии: 70-летний американец вместе с семьей и друзьями охлаждал шампанское в нью-йоркском отеле, 76-летний японец встретил новость в лаборатории — в окружении учеников и коллег.

"Иногда люди говорят мне, что благодаря моему исследованию, им удалось справиться с тяжелой болезнью, — отмечает Тасуку Хондзе. — В такие моменты я понимаю, что в моей работе действительно есть смысл".

Эти двое в войне с онкологией выиграли небольшую, но стратегически важную битву — работали параллельно на протяжении последних 30 лет, и открыли белки, воздействуя на которые, можно заставить организм распознавать и уничтожать злокачественные клетки.

"Им удалось заблокировать эти белки, таким образом открыть доступ к опухолевой клетке, чтобы организм видел эту опухолевую клетку, — поясняет академик РАН, генеральный директор Национального медицинского исследовательского центра радиологии Минздрава РФ Андрей Каприн. — Но работа еще будет колоссальная. Мы еще не знаем всей глубины проникновения, не найдет ли опухоль другого механизма защиты. Но этот шаг колоссальный для открытия ворот: все-таки опухоль как крепость".

Онкологи говорят: в основе открытия — работы нашего соотечественника Ильи Ильича Мечникова, сто лет назад он выдвинул теорию иммунотерапии, которая позволяла организму выявлять чужеродные клетки — тогда речь шла о вирусах, теперь взгляд гораздо шире. Да, опухолевая клетка умеет обманывать иммунную систему, организм распознает ее как свою. Но ученые нашли способ обмануть и саму злокачественную клетку. Это принципиально новый подход к лечению рака. И вот профессор Эллисон, вспоминая первых пациентов, не сдерживает слез. "Мы встретились через год, и это было потрясающе! – вспоминает он. — Мы плакали вместе, а через два года она прислала мне фотографию первенца, а потом — и второго ребенка".

Опыту применения изобретенного учеными препарата в России — два года. Это, конечно, новые возможности, не умаляющие эффективности существующих ранее методов — хирургического вмешательства, лучевой и химиотерапии.

"У нас есть клинические наблюдения, когда пациенты с немелкоклеточной раком легкого при ожидаемой продолжительности жизни в 10-11 месяцев живет уже более трех лет, — рассказывает заведующий отделением амбулаторной химиотерапии НМИЦ онкологии имени Блохина Антон Снеговой. — При этом он полностью физически и социально адаптирован".

"Ждать панацеи от лекарственного препарата невозможно — этот препарат активен в отношении нескольких групп опухолей", — добавляет вице-президент РАН Владимир Чехонин.

Ежедневно в мире выявляется 27 тысяч новых случаев заболевания раком. Борьба с онкологией — главный вызов современной медицинской науки, и каждое открытие — шаг на пути человечества к окончательной победе.