Новости с Галапагосов: новый вид может развиться всего за два поколения

Всего за два поколения на острове Дафне в Галапагосском архипелаге образовалась новая линия вьюрков, которая вполне может стать отдельным видом.

Фото B. R. Grant.

Для того чтобы сделать важное научное открытие, Розмари и Питер Грант сорок лет аккуратно вели наблюдения за птицами на Галапагосских островах.

Фото Princeton University.

Основателем новой линии "больших птиц" стал самец кактусового вьюрка с острова Эспаньола.

Фото B. R. Grant.

Благодаря неизвестной счастливой случайности пару кактусовому вьюрку составила самка среднего земляного вьюрка.

Фото B. R. Grant.

Всего каких-нибудь 36 лет назад на один из отдалённых островов Галапагосского архипелага в Тихом океане залетела отличная от его обитателей птица. Обратно к себе домой она так и не вернулась, зато успешно спарилась на новом месте, дав потомство, которое уже через поколение образовало отдельную линию, которая со временем может породить новый вид.

Распутыванием этого клубка родственных связей и залётных генов на протяжении почти сорока лет занимались биологи Розмари и Питер Грант (Rosemary, Peter Grant) и их коллеги из Принстонского университета.

Для того чтобы сделать важное научное открытие, Розмари и Питер Грант сорок лет аккуратно вели наблюдения за птицами на Галапагосских островах.

Символично, что новое открытие, наглядно демонстрирующее теорию происхождения видов Чарльза Дарвина, было сделано во время изучения галапагосских, или дарвиновых, вьюрков, которые получили своё второе название в честь великого английского натуралиста.

Собственно, и сам учёный во многом обязан своими достижениями именно этим невзрачным на вид птахам. Во время своего кругосветного путешествия Дарвин сформулировал теорию эволюционных процессов именно в ходе изучения вьюрков.

Группа дарвиновых вьюрков насчитывает 18 видов, которые долгое время было принято относить к семейству овсянковых, но после глобального пересмотра классификации птиц на основе анализа ДНК, специалисты склонны записывать их в танагровые. Как бы там ни было, но вся группа происходит от единого предка, который колонизировал Галапагосы примерно один-два миллиона лет назад. Различаются эти виды вьюрков формой и размером клюва, что позволяет им использовать разные источники пищи и успешно сосуществовать на довольно ограниченной территории.

В 1981 году орнитологи вели наблюдения за вьюрками острова Дафне, когда впервые заметили самца, который пел необычную песню и был намного крупнее, чем представители трёх местных видов птиц.

Основателем новой линии "больших птиц" стал самец кактусового вьюрка с острова Эспаньола.

"Мы не видели, как он прилетел из-за океана, но мы заметили его вскоре после прибытия. Он слишком сильно отличался от других птиц, и мы точно знали, что он не вылупился из яйца на Дафне", – рассказывает Питер Грант.

Во время первой встречи исследователи взяли у вьюрка образец крови, а затем внимательно наблюдали за судьбой залётного гостя. Тот быстро освоился и закрутил роман с самкой среднего земляного вьюрка вида Geospiza fortis, дав начало совершенно новой линии птиц, которую незатейливо назвали линией "больших птиц".

На протяжении следующих шести поколений вьюрков Гранты и их команда брали у них анализы для генетического исследования, которое было проведено в Уппсальском университете (Швеция). Кроме образцов крови "больших птиц" для исследования были собраны ДНК и других вьюрков, включая тех, что живут на значительном удалении от Дафне.

Так удалось выяснить, что тот самый чужак был кактусовым вьюрком вида Geospiza conirostris с острова Эспаньола, расположенном в ста километрах к юго-востоку от Галапагос.

Очевидно, что сил у смельчака хватило только на перелёт в один конец. Осознав, что вернуться он уже не сможет, и что вероятность репродуктивной изоляции для него крайне высока, вьюрок отправился на поиски привлекательной аборигенки. И ему невероятно повезло с биологической точки зрения, ведь его песня и внешний вид не должны были производить положительного впечатления на местных представительниц прекрасного пола. Строго говоря, именно опасность невозможности продолжения рода считается самым мощным двигателем видообразования.

Благодаря неизвестной счастливой случайности пару кактусовому вьюрку составила самка среднего земляного вьюрка.

Что же произошло потом? А дальше появились птенцы, чья песня и форма клюва резко отличались от других вьюрков на острове. Скорее всего, первое поколение "больших птиц" не могло найти себе пару среди завсегдатаев острова и им ничего не оставалось, как спариваться между собой, усиливая первоначальные отличительные признаки. То есть всего за два поколения на острове Дафне образовался совершенно новый вид вьюрков, который вполне прижился и на данный момент насчитывает 30 особей.

Собственным латинским названием линия "больших птиц" пока не обзавелась. Для этого Грантам ещё предстоит немалое количество научных дискуссий, да и самим вьюркам нужно ещё доказать, что они достаточно жизнеспособны в имеющихся экологических нишах.

Однако прецедент удостоился статьи в почитаемом журнале Science.

Стоит отметить, что случай с вьюрками — это уже не первый раз, когда учёные наблюдали эволюцию буквально на своих глазах. Авторы "Вести.Наука" (nauka.vesti.ru) описывали и другие не менее яркие примеры, например, как под давлением обстоятельств замолчали гавайские сверчки и почернели морские змеи.