Люди с пересаженными органами из-за нового лекарства могут умереть

Проблемы пациентов с пересаженными органами нечасто освещаются в СМИ. Возможно, потому, что их в России не так много – "всего" около 10 тысяч. По сравнению с теми, кто страдает от онкологических или сердечно-сосудистых заболеваний, это – капля в море. И в отличие от них, эти пациенты на правильно подобранных препаратах, которые они должны принимать постоянно, могут жить достаточно долго.

Как сообщил на состоявшейся в минувшие выходные конференции, посвященной лекарственному обеспечению пациентов, перенесших трансплантацию органов, профессор, руководитель Программы трансплантации органов Российского научного центра хирургии имени Петровского РАМН Михаил Каабак, от хирурга зависит только 10% успеха. При этом, по словам эксперта, 90% успеха — это послеоперационный период. Пациент должен принимать строго определенные лекарства и в строго определенной дозе.

"Такой человек на протяжении всей жизни вынужден балансировать на острие бритвы. Если слишком много лекарства он примет, может возникнуть онкологическое заболевание. Если слишком мало, это может привести к отторжению органа и смерти пациента", — говорит профессор Каабак.

По его словам, "нарушить этот тонко подобранный баланс может что угодно – в том числе смена препарата и его производителя". Профессор Каабак также заявил, что "бесконтрольная смена иммуносупрессоров недопустима".

Однако именно в этом – самом узком месте – и возникла проблема в последние полтора-два года для таких пациентов. Некоторое время назад Минздрав решил перевести их с проверенного препарата "Програф" ("Такролимус") на новый – индийский "Такролимус-Тева", который, как утверждает ряд экспертов, даже не был ранее проверен на людях. Однако именно его стали выписывать больным с пересаженными органами.

После того, как пациенты перешли со старого препарата на новый, к врачами стало обращаться довольно большое число людей с жалобами на то, что им после приема "Такролимус-Тева" становится плохо.

Прежний препарат врачи таким пациентам больше не выписывают, так что они либо вынуждены принимать это лекарство, либо не принимать его (что означает возможную скорую смерть). Есть еще вариант заказать за собственные средства прежний препарат по Интернету. Однако не факт, что не попадешь на мошенников. Кроме того, он стоит слишком дорого: от 15 тысяч на месяц (в зависимости от индивидуальной дозы, цена может быть и выше). Разумеется, такая сумма многим не по карману.

По словам председателя Всероссийской общественной организации нефрологических и трансплантированных больных "Право на жизнь" Михаила Гаврикова, чиновники от медицины переход на непроверенный препарат объясняют тем, что он дешевле прежнего. Эту же причину врачи в беседах называют и пациентам, которые просят выписать им проверенный "Програф", но получают отказ. В частности, об этом в беседе с Вестями.Ru рассказала Ирина В., которой несколько лет назад пересадили почку.

Об этой же проблеме на конференции говорил и заместитель главного трансплантолога Санкт-Петербурга, заведующий лабораторией экспериментальной хирургии НИЦ ПСПбГМУ имени академика Павлова Дмитрий Суслов.

"В последнее время госзакупки лекарственных препаратов в России осуществляются по новым правилам, уравнивающим оригинальные и воспроизведенные препараты (дженерики), — пояснил он. — Применение дженериков помогает снизить фармацевтические затраты при достижении клинических целей и для большинства препаратов подобная практика оказывается приемлемой. Однако, как показывает наш опыт и опыт других стран, выписка и выдача таких препаратов, как "Такролимус" или "Циклоспорин" без соблюдения определенных правил, сопровождаются риском тяжелых осложнений".

По его словам, связано это с тем, что "при замене одного препарата на другой препарат с тем же действующим веществом часто наблюдаются изменения концентрации действующего вещества в крови, поэтому самое главное для пациента — максимально долго получать именно тот препарат, который ему подобрали".

"Любая смена поддерживающей лекарственной терапии чревата увеличением риска развития осложнений, связанных с недостаточной или избыточной иммуносупрессией. Эти осложнения для больного могут оказаться фатальными", — цитирует слова Суслова портал Медпульс.Ru.

Логику решения перевести пациентов на более дешевые препараты понять сложно, поскольку операция по пересадке внутренних органов по квоте стоит от 1 миллиона рублей и выше. Однако и труд медиков, и бюджетные деньги, выделенные на сложнейшую операцию, окажутся потраченными впустую, если человек будет принимать препарат, который "дешевле", но ему не подходит.

Обратить внимание на эту проблему и пациенты, и некоторые медики, пытались уже давно. Однако пока им лишь обещают, что проблему решат, но дело с мертвой точки не сдвигается. Так, например, Ирина В. сообщила, что запасы старого препарата у нее закончились, а новый (после того, как ей не раз было от него плохо) она принимать прекратила. Это значит, что сейчас эта женщина (как и многие пациенты в схожей ситуации) балансирует на грани жизни и смерти.

Председатель Всероссийской общественной организации нефрологических и трансплантированных больных "Право на жизнь" Михаила Гавриков также пояснил Вестям.Ru, что препараты иммуносупрессии стараются не заменять нигде в мире, особенно если они уже принимались пациентами.

"Это препарат "Програф" ("Такролимус") и "Сандимун неорал", который известен намного раньше "Прографа" и изучен более тщательно, — говорит Гавриков. – А вот препараты "Такролимус-Тева" из Индии и "Экорал" из Чехии не изучались вовсе. Они считаются дженерическими, то есть подобными препаратами и регистрируются в России только по заявлению изготовителя".

"Возможно, эти препараты дешевле названных оригинальных, но пропив их немного, пациенты получают рвотный рефлекс, изменения в формуле крови и отрицательные эффекты в существовании трансплантированного органа", — поясняет эксперт.

По его словам, эти проблемы вызываются отторжением органа, требуют нахождения в больнице и использования капельниц для вывода пациентов из подобного состояния, что является достаточно дорогим лечением.

"Сейчас много пациентов страдает от применения этих препаратов, и Росздравнадзор должен был обратить внимание на использование подобных препаратов, хотя , как говорится, воз и ныне там. Тратятся достаточно большие средства на закупку этих препаратов, но практически мало что делается для прекращения их отрицательного действия, — говорит глава организации "Право на жизнь".

Михаил Гавриков убежден: утверждение о целесообразности приема таких сложных препаратов — фикция, которая не позволяет нормально жить пациентам с трансплантированными органами. "Не стоит забывать и о том, что это касается трансплантированных пациентов не только с почкой, но и с печенью, и с сердцем, — поясняет эксперт. — То есть тех, у кого нет заместительной почечной терапии в виде диализа, хотя на диализ пациенты не сильно стремятся".

Пациенты с пересаженными органами и ряд медиков пытаются обратить внимание Владимира Путина и чиновников Минздрава на проблему людей, которые в прямом смысле балансируют между жизнью и смертью.

Эти люди, а также их родственники, друзья и все, кто сочувствует сложившейся ситуации, сейчас собирают подписи под петицией президенту России с просьбой отменить бесконтрольную замену лекарств трансплантированным пациентам.