Диссертации "под ключ"

Настоящим шоком стал арест Феликса Шамхалова — председателя Всероссийской аттестационной комиссии Министерства образования и науки РФ. Вообще ВАК еще с советских времен — святая святых, ведь именно здесь окончательно решают, кто из ученых достоин научной степени, а кто — нет. Выносят вердикт члены ВАК — по идее сливки научного сообщества страны, хранители критериев. Председатель ВАК должен быть, как глава монашеского ордена, непререкаемым авторитетом, воплощением благородства и преданности истине.

Арест Шамхалова ставит вопросы: почему при его назначении правительство впервые не согласовало кандидатуру на пост председателя ВАК с Российской академией наук, проверяется ли вообще репутация в случае правительственных назначений на столь высокие государственные должности и какова мера ответственности тех, кто рекомендовал, назначил и утвердил столь одиозную личность на ключевой в системе российского образования и науки пост?

Но, что греха таить, деградация ВАК началась не с Шамхалова — наоборот, его назначение туда стало кульминацией явления, когда ученая степень — лишь часть джентльменского набора для чиновника, политика, бизнесмена. Назначение Шамхалова главой ВАК — лишь венец массового производства в России фальшивых диссертаций. Дело дошло до того, что в приличном обществе плюсом становится отсутствие ученой степени, а не ее наличие.

Случившееся — несправедливое унижение для настоящих ученых, тех, кто серьезно вел исследования и защищал результаты, ведь пока честные брали еще и огромное количество бюрократических барьеров, собирая справки, отзывы, готовя публикации, другие шли легко, не удосуживаясь хотя бы прочесть "собственные" научные фолианты.

Арест дорогого руководителя, а также случившийся 8 февраля профессиональный праздник — День науки — не изменили привычный уклад жизни Высшей аттестационной комиссии. За два часа работы при всей кажущейся апатии, если не сказать отрешенности, здешние члены успели осмыслить, проверить и одобрить около сорока докторских диссертаций. И это — не разовый подвиг. Остепеняя в среднем по одному доктору наук в три минуты, ВАК трудится уже последние лет пятнадцать.

"Это безобразие! С этим надо бороться! Надо видеть проблему. например, в Германии министр науки, я ее хорошо знаю, видимо, лишится поста и не сможет дальше руководить, потому что в ее работах нашли плагиат. У них есть сильная моральная сторона, а у нас в России ее нет", — говорит академик РАН Владимир Фортов.

А у нас в Российской государственной библиотеке, бывшей Ленинке, уж не хватает места, и "глючат" электронные носители от бесконечного множества одних и тех же текстов, подписанных в разное время разными авторами.

"Например, есть диссертация, защищенная в Казани в 2010 году, и диссертация другого человека, защищенная несколькими годами ранее. Они звучат почти одинаково", — сказал член Общественного совета при Минобрнауки, заместитель директора Института проблем передачи информации РАН Михаил Гельфанд.

Автором более позднего манускрипта оказался бывший мэр Альметьевска, а ныне член комитета Госдумы по ЖКХ Ришат Абубакиров. "Вести недели" застали ученого во время выезда в регион.

"У меня нет даже привычки списывать. Кандидатскую я защищал в Высшей аттестационной комиссии в Москве. Докторская экспертиза прошла так же. Обвинение абсолютно голословное", — утверждает доктор экономических наук Абубакиров.

"Таблицы в обеих диссертациях абсолютно тождественны", — продолжает Михаил Гельфанд.

"Я использовал при написании диссертации 116 источников. Они указаны", — отметил Ришат Абубакиров.

"Здесь один источник. И текст переписан практически слово в слово. Это удивительная халтура. Те, кто это делал, они сильно надули своего заказчика", — уверен Гельфанд.

Диссертации "под ключ", то есть с гарантированной защитой — от количества подобных интернет-предложений буквально рябит в глазах. Идем в первую попавшуюся контору к некой Евгении Васильевне — в прошлой жизни она была профессором в вузе.

- Мне нужна докторская. Сколько это стоит?

- Где-то под два миллиона будет стоить написание работы — со всеми монографиями, статьями.

- Вроде дешевле было всегда?

- Было дешевле. Сейчас защититься — 50 тысяч евро. Сейчас же главного в ВАК изъяли.

- Но не все на нем, наверное, было завязано?

- Конечно.

- То есть каналы все равно остались?

- Конечно, они остались. Только это более конфиденциально будет все делаться.

При советской власти ВАК вручную забраковывал в среднем 300 работ из тысячи. Сейчас, в эпоху компьютерных технологий и системы "Антиплагиат", — три работы из тысячи. То есть планка требований упала ровно в сто раз.

"Проверяется не на "Антиплагиат", а по существу. Диссертационное исследование. Мы же не специалисты в этом деле, что действительно ему кто-то написал и передал. Должен быть соответствующий орган, люди соответствующие должны этим делом заниматься", — считает главный ученый секретарь ВАК Николай Аристер.

Главный ученый секретарь и, по слухам, ближайший коммерческий партнер арестованного главы ВАК. Уж не его ли, в числе прочих, стараниями высокий контрольный орган превратился в конвейер по легализации псевдонаучной макулатуры?

"Вот, например, автореферат диссертации доктора исторических наук Нонны Георгиевны Харитоновой — начальницы одной из московских районных управ. Вот список литературы. Берем произвольную статью. Она должны была быть опубликована в конкретном журнале. На указанных страницах статья совершенно другого человека. И та же самая история со всеми четырнадцатью публикациями, которые указаны в этом автореферате", — рассказал Михаил Гельфанд.

- Ваша диссертационная работа — это липа. Вы с этим согласны?

- Не по теме вопрос, — говорит глава управы района Замоскворечье города Москвы, доктор исторических наук Нонна Харитонова.

- Но прокомментировать можете как-то?

- У вас все?

Обычная муниципальная начальница. Во всех анкетах писала, что кандидат технических наук. И вдруг в пылу уборки района от снега и незаконных парковок защитила докторскую — по истории колхозного движения 30-х годов ХХ века.

- Подождите, я не к тому пришла. Есть вопросы по уборке? Я готова ответить. Есть еще вопросы или нет?

- Про диссертацию.

- Все, до свидания.

Ежегодно в стране появляется около тридцати тысяч новых кандидатов и докторов наук, из которых профессиональных ученых — процентов десять. Все остальные — бизнесмены и чиновники, которым ученая степень нужна для статуса, а также вузовские педагоги — для надбавки к жалованию. До половины остепененных, как показывают анонимные опросы, даже не читали собственных диссертаций.