В Париже прошла церемония награждения самых выдающихся женщин-учёных мира

Программа FWIS создана Фондом L’Oréal при поддержке ЮНЕСКО. Ежегодно он проводит программы отбора талантливых исследовательниц в 117 странах мира, в том числе и в России.

Фото Foundation L’Oréal.

Фото Fred Romero/Flickr.

Фото Foundation L’Oréal.

Фото Foundation L’Oréal.

Фото Вести.Наука.

Фото Foundation L’Oréal.

Фото Foundation L’Oréal.

Фото Foundation L’Oréal.

Фото Foundation L’Oréal.

Фото Foundation L’Oréal.

Фото Foundation L’Oréal.

"Другие люди не должны решать, какие для тебя существуют границы. Эти границы существуют для них, но не для тебя", – сказала со сцены зала в штаб-квартире ЮНЕСКО в Париже Клэр Вуазан (Claire Voisin).

Клэр занимается алгебраической геометрией и говорит о молодых женщинах-учёных, которые выбирают для себя "трудные" области науки, которые традиционно считаются сугубо мужскими.

"В научной среде до сих пор превалирует мнение, что женщины плохо разбираются в абстрактных понятиях. Как по мне, так уж лучше сесть в лужу, чем показаться кому-то чересчур амбициозной", – отмечает исследовательница.

Клэр ‒ профессор Института Пуанкарэ в Париже. Она два года возглавляла Коллеж дё Франс и теперь является одной из пяти лауреаток программы For Women in Science 2019 года, а также примером для подражания тысяч женщин-математиков по всему миру.

"Вести.Наука" (nauka.vesti.ru) не впервые рассказывают о программе "Для женщин в науке" (For Women in Science, или FWIS), которая чествует исследовательниц, добившихся выдающихся результатов в своей области. В этом году её создатели (о них ниже) включили в список две новые дисциплины: математику и компьютерные науки.

И сразу же две исследовательницы, занимающиеся компьютерными науками и математикой, стали лауреатками программы. Кроме Клэр Вуазан в штаб-квартире ЮНЕСКО поздравления получала и Ингрид Добеши (Ingrid Daubechie), профессор математики, электрической и компьютерной инженерии из Университета Дьюка в США.

Работа Добеши позволила медикам выделять из электрокардиограммы беременной женщины сигнал сердца плода, что очень важно для выявления проблем у ещё не родившегося ребёнка.

Добеши родилась в Бельгии, но в 1996 году переехала в США. Она отмечает, что "при помощи математики мы всё время пытаемся постичь волшебные вещи". Так, профессор рассказала о применении её расчётов в медицине, в биологии, палеонтологии и даже в археологии для дешифровки древних надписей. Сама она называет работу в этих областях очень интересными приключениями своей жизни.

"Я надеюсь, что моя работа поможет людям увидеть, что математика присутствует везде и всюду и что она прекрасна", – говорит Ингрид.

Исследовательница занимается изучением вейвлет-преобразований. Поясним, что теория вейвлетов, к созданию которой приложила руку в том числе и Добеши, сегодня делает возможной работу с различными сигналами, изображениями и видео.

К примеру, вейвлет-преобразования позволяли строить изображения космоса, полученные знаменитым телескопом "Хаббл". Также они использовались при создании технологий электронной передачи отпечатков пальцев высокой детализации и выявления поддельных документов. Цифровое кино и создание цифровых рентгеновских снимков или изображений МРТ также не могли бы существовать, если бы математиками не была подведена научная база, которая позволяет производить все необходимые манипуляции с данными и вычленять из них нужную информацию.

Используемые сегодня всеми беспроводные коммуникации и mp3-файлы, открытие гравитационных волн в 2015 году – все эти "блага цивилизации" были бы невозможны, если бы учёные не имели в своём арсенале такой инструмент как вейвлет-преобразования.

К прочим достижениям Добеши можно причислить и активную работу по расширению доступа людей к математическому и научному образованию в развивающихся странах. Профессор активно занималась этой работой на посту президента Международного математического союза с 2011 по 2014 годы.

Со сцены Ингрид поблагодарила Фонд L’Oréal за создание этой программы и пожелала, чтобы она… поскорее перестала быть актуальной, чтобы мир уже в ближайшие годы избавился от такой проблемы, как гендерное неравенство в науке, чтобы молодое поколение никогда не знало о подобных сложностях.

ЮНЕСКО была образована в 1945 год. Её основные цели: искоренение бедности, устойчивое развитие и межкультурный диалог с учётом общемировых ценностей. Организация фокусируется на улучшении ситуации в Африке и борьбе с гендерным неравенством.

Напомним, что программа FWIS создана Фондом L’Oréal при поддержке ЮНЕСКО. Ежегодно он проводит локальные программы отбора молодых талантов в 117 странах мира (в том числе и в России), а в марте проводит церемонию награждения лучших из лучших в Париже. Жюри традиционно выбирает женщин-лауреатов от каждого из пяти регионов (Европа, Северная Америка, Латинская Америка, Азия и Тихоокеанский регион, Африка и Арабские страны).

Добеши была признана международным жюри лучшей в регионе Северная Америка. Вуазан, соответственно, представила Европу.

Лауреатом от Азии стала японка Маки Каваи (Maki Kawai), профессор Токийского университета, член Совета по науке Японии, первая женщина-президент Химического общества Страны восходящего солнца.

Мы попросили профессора Каваи рассказать о своей научной деятельности:

Если вы посмотрите на мир вокруг, то вы поймёте, что мы окружены химическими веществами и без них наша жизнь невозможна. К примеру, возьмём одежду, если бы мы не научились создавать те или иные вещества, мы бы не смогли носить одежду. Все материалы вокруг нас содержат в своём составе химические вещества.

Соответственно, химические вещества важны для нашей каждодневной деятельности, и они очень нам нужны. Это первая мысль, которую я хочу донести.

Мы часто можем услышать слово химикаты, и оно понимается в негативном ключе. Но вред химические вещества наносят только в том случае, если мы неправильно их используем.

Большинство из этих веществ при этом получаются в ходе катализа. Для этого нам нужен катализатор, вещество, которое ускоряет реакцию, даёт нам нужный результат, меняет одну молекулу нужным образом, чтобы мы получили другую.

"Я считаю, что [для решения проблемы] важно говорить с людьми из разных областей науки, а порой даже с людьми, которые к науке и вовсе не имеют никакого отношения. Порой надо просто расслабиться", – рассказывает профессор Каваи о своём подходе к сложным задачам.

Моя работа заключается в стимулировании перемещения молекул по определённым поверхностям. Существует прекрасная технология: сканирующий туннельный микроскоп. Он был создан в начале 80-х годов прошлого века, так что можно сказать, что эта технология ещё очень молодая. И мы с помощью этой технологии можем передвигать отдельные молекулы на поверхностях, на которых у них нет какого-то одного определённого положения.

Чтобы понять, о чём я говорю, представим себе ряд стульев: можно сидеть на них, но места для сидения по сути есть и между ними. Однако сидеть на стульях гораздо удобнее. Также и мы имеем некие места на поверхности катализатора, которые "удобны" для молекул по тем или иным причинам. Мы изучаем, почему той или иной молекуле удобно на той или иной позиции. Например, мне неудобно сидеть на высоком стуле, потому что я не достаю ногами до пола, а вам может быть на нём вполне комфортно.

Таким образом в зависимости от того, какие размеры имеет молекула, каковы размеры места, зависит её ощущение комфорта на том или ином месте, а значит, и поведение. Мы должны идентифицировать, как молекулы "сидят" на поверхности катализатора и как они при этом себя ведут, для того чтобы понимать особенности химического процесса и чтобы в дальнейшем он шёл так, как нам надо.

Мы можем собирать молекулы в группы, мы можем выбирать отдельные молекулы, мы можем создавать катализатор, который необходим нам для той или иной химической реакции.

Маки очень хорошо умеет объяснять самые сложные вещи. Не можем также не заметить, что, несмотря на все свои огромные достижения, Маки по-японски скромна. В ходе интервью она поразила нас добротой и обходительностью.

Сильное впечатление на всех собравшихся на церемонии произвела и лауреатка от Африки и Арабских стран Нажат Аун Салиба (Najat Aoun Saliba), профессор Американского университета в Бейруте.

Нажат рассказала, что её отец был фермером, воспитывавшим шестерых детей. Перед началом гражданской войны в Ливане, когда Нажат было всего 17 лет, отец решил не убегать, несмотря на приближение боевых действий. Он не бросил своё хозяйство, которое в итоге помогло выжить в зоне боёв целой деревне. Свой рассказ она подытожила фразой отца, которая стала для неё уроком на всю жизнь: "Какой бы тёмной ни казалась ночь, отдавайся своему делу всей душой, делай свою работу и верь, что наступит новый яркий солнечный день".

Профессор Нажат Аун Салиба ‒ первый в истории лауреат программы FWIS от Ливана.

Профессор Салиба представляет Ливан, и с её лаборатории фактически началось изучение качества воздуха во всём Бейруте. На церемонии она также рассказала о том, как началась эта большая работа, в ходе которой в том числе были созданы совершенно новые методы, позволяющие измерять количество вредных частиц во вдыхаемом воздухе.

"Моя лаборатория впервые нанесла на карты чистоты воздуха Бейрут. Однажды я стояла в пробках два часа и задумалась, каково качество воздуха, которым мы каждый день дышим. Проведённые анализы позднее показали, что токсичность частиц, которые мы обнаружили в воздухе Бейрута, была в семь раз выше, чем у частиц в Лос-Анджелесе", – рассказала профессор Салиба.

"Плохое качество [вдыхаемого] воздуха является причиной примерно семи миллионов смертей по всему миру, и 90% летальных исходов приходится на развивающиеся страны", – с сожалением констатирует исследовательница, выступающая за улучшение качества воздуха во всём мире.

Также Нажут и коллеги исследуют качество воздуха, который вдыхают любители сигарет и кальянов. Так, её группа впервые идентифицировала наличие канцерогенного соединения формальдегида в кальянном дыму, а также одной из первых представила доказательства того, что электронные сигареты продуцируют оксид углерода.

До её работ считалось, что вода задерживает в себе все вредные вещества, которые содержатся в кальянном дыму. Однако группа профессора Салиба показала, что это не так. Учёные установили, что примерно час, проведённый за кальяном, эквивалентен выкуриванию двух пачек сигарет.

Позднее учёные начали выявлять и другие негативные последствия использования подобных устройств, что в итоге привело к пересмотру законов, касающихся курения заменителей сигарет.

Лауреатом от Латинской Америки стала Карен Холлберг (Karen Hallberg) из Аргентины, профессор Института Бальсейро и директор по исследованиям в Атомном центре Барилоче. Она является экспертом в области физики конденсированного состояния и занимается изучением квантовых эффектов, которые определяют поведение вещества.

"Изучая это сложное поведение, мы понимаем базовые механизмы, которые стоят за ним, например, те, что определяют высокотемпературную сверхпроводимость или колоссальное магнетосопротивление", – рассказывает Карен.

Пожалуй, все знают, что сверхпроводники (материалы, не оказывающие сопротивления протекающему по ним электрическому току), которые могли бы работать при комнатной температуре, а не в криогенных условиях, как сегодня, ‒ давняя мечта инженеров во всём мире.

Пока химики изучают перспективные материалы на предмет той самой высокотемпературной сверхпроводимости, а также создают совершенно новые химические соединения, которые потенциально могут обладать такими свойствами, профессор Холлберг и её коллеги изучают высокотемпературную сверхпроводимость на атомном и электронном уровне, чтобы понять, какие процессы отвечают за её появление.

Карен в детстве называли "Мисс почему" (Señorita por qué), потому что она постоянно задавала вопросы о том, как устроен мир.

"Я хочу поблагодарить государственное образование моей страны Аргентины за то, что оно сделало меня тем учёным, которым я сейчас являюсь", – отметила Карен на церемонии.

Также в Париже чествуют пятнадцать исследовательниц в возрасте до 35 лет, которые подают наибольшие надежды в науке. Программа международных стипендий "Восходящие таланты" (International Rising Talents) также работает в 117 странах мира. Напомним, что в 2018 году в здании ЮНЕСКО зал рукоплескал среди прочих молодой исследовательнице из России.

В 2019 году лучшими молодыми учёными были признаны представительницы Канады, Мексики, Аргентины, Турции, Дании, Литвы, Испании, Финляндии, Японии, Австралии, Ганы и Сингапура, Египта, Туниса и ОАЭ. Одни из них изучают связь ожирения и астмы, природу болезни Альцгеймера, механизмы, определяющие работу генов в раковых клетках, процессы самопочинки ДНК и причины нейродегенеративных заболеваний, развитие мозга в раннем детстве и способы борьбы с антибиотикорезистентностью среди бактерий. Другие ‒ ищут внутри растений средства от устойчивой к лекарствам эпилепсии, исследуют, как иммунитет растений мешает им противостоять сельскохозяйственным вредителям, проверяют, как форма фотонов влияет на кодировку с их помощью информации, создают алгоритмы, выявляющие в данных пациента болезни на самых ранних стадиях, а также прогнозирующие эффективность разных типов лечения для них. Третьи ‒ исследуют перспективные наноматериалы для аккумуляторов нового поколения и разрабатывают способы преобразования усиливающего глобальное потепление CO2 в полезные для человечества продукты.

Мы пообщались со стипендиатками программы "Восходящие таланты" из Египта, Аргентины и Дании и пришли к любопытным выводам.

Не секрет, что сегодня женщины во многих странах мира вынуждены строить карьеру параллельно с созданием семьи. Для молодых исследовательниц это особенно актуально. Если мужчины чаще всего спокойно занимаются своим любимым делом, то на плечи женщин также ложится груз ответственности за семью. Соответственно, представительницам прекрасного пола приходится успевать выполнять свои обязательства не только в стенах лаборатории, но и дома. В случае, если родился ребёнок, женщина выпадает из научной деятельности на несколько лет, затем она же проводит недели на больничном, если дети болеют.

Обо всех этих проблемах мы поговорили с Марией Молиной (Maria Molina) из Национального университета Рио-Куарто, Менатталлах Элсерафи (Menattallah Elserafy) из Университета науки и технологий имени Ахмеда Зевейла и Кирстен Дженсен (Kirsten Jensen) из Копенгагенского университета.

Вот, что рассказала о ситуации с женщинами в науке в Египте Менатталлах Элсерафи (на фото выше):

"Женщинам в Египте работать биологом не сложнее, чем в любой другой стране. Среди биологов у нас примерно 50% женщин. Но, да, если женщина хочет построить научную карьеру, то сделать это в Египте ей будет сложно, если общество не будет оказывать ей достаточную поддержку.

Не всякая семья положительно к этому относится. Мне в этом отношении очень повезло. Моя семья никогда не препятствовала моим решениям. Но в бедных районах социальные стандарты таковы, что после окончания университета девушку буквально обязывают выйти замуж, родить детей. Даже мои родители, хоть и были рады, переживали, что я не выйду замуж, упущу свой шанс выйти замуж. Все эти глупости не надо слушать. Это давление на мою жизнь. Но только я решаю, какой будет моя жизнь, а не кто-то другой".

К слову, Менатталлах замужем и на момент интервью ожидала прибавления в семействе. На церемонии её сопровождала мама, научный журналист, также работающий в Египте. После защиты диплома в своей стране Менатталлах продолжила образование в Германии, а затем вернулась на родину и сейчас работает на позиции постдока, ведёт научную работу и курирует нескольких студентов.

Мария Молина (на фото выше) живёт и работает в Аргентине. Она занимается созданием способов борьбы с бактериями, которые бы не приводили к выработке у них устойчивости к антибиотикам.

Сейчас я веду биомедицинские исследования, но [...] отвечаю за химию в них. Я изучаю, как инкапсуляция антибиотика в наноматериал влияет на лечение. Если говорить конкретнее, то наноматериал абсорбирует свет и за счёт этого нагревается. Также он может испускать тепло. При этом благодаря тому, что мы работаем с наноматериалами, тепловое воздействие у нас имеет место в очень маленькой точке и оно значительно сильнее, оно как бы фокусируется.

В итоге на бактерию воздействует не только само лекарственное вещество, но и термический шок. Эти два фактора её убивают. Это важно с точки зрения выработки бактериями устойчивости к антибиотикам. Я считаю, что это самая важная проблема современности (развитие антибиотикорезистентности – прим. ред.).

У Марии двое детей. При этом младшему сыну три месяца, и он тоже приехал с мамой в Париж. Мария добавляет, что многим женщинам в её стране приходится бросать работу из-за материнства и других домашних обязанностей.

Я никогда не думала, что пол может стать барьером. Но об этом нужно говорить. Мне очень тяжело совмещать семью и работу. Я хочу проводить время с детьми, но вместе с тем моя работа требует от меня многочасовой занятости. В моём случае нам с мужем, он тоже работает в науке, постоянно приходится вычленять время, чтобы мы оба могли работать.

Мы не супергерои, мы не можем успеть всё. Поддержка нам очень нужна. В одиночку всё это осуществить невозможно, иначе в какой-то момент просто сойдёшь с ума.

Мы спросили Марию, как она смотрит на ситуацию, что женщины отказываются от научной карьеры на этапе аспирантуры и защиты кандидатской, когда окружающие отговаривают их от этого, советуют строить семью.

"Прежде всего я хочу спросить, почему об этом же не просят мужчин? Нужно изменить эту позицию в головах людей. Ведь моя карьера очень важна не только для меня, но и для людей вокруг, для общества. Я могу делать и то, и другое более или менее хорошо. Мне бы очень хотелось, чтобы в будущем ни одна женщина не выбирала между материнством и карьерой", – добавила Мария Молина.

Любопытно, что все молодые исследовательницы, с которыми нам удалось пообщаться, также говорили о том, что им никогда не приходилось сталкиваться с ущемлением своих прав по половому признаку.

"Я никогда не рассматривала себя кем-то, кроме как просто учёным, – рассказывает Кирстен Дженсен. – Я никогда не ощущала, что я нахожусь в каких-то особых условиях по сравнению с коллегами. Поэтому я очень оптимистично настроена относительно будущего женщин в науке. Если говорить о будущем, то надо учить детей, что женщина-учёный – это норма".

Также Кирстен упомянула о неуверенности в своих силах, больше присущей женщинам (а также тщательно воспитываемой в них с самого раннего возраста).

"Мне кажется, что женщины-учёные часто недооценивают свои таланты. Они как-то сразу ставят себя на ступеньку ниже мужчин. Многие женщины считают, что оказались здесь по какому-то удивительному удачному стечению обстоятельств, хотя это совсем не так. И мне это тоже свойственно. Нам нужно научиться перешагивать через эту неуверенность", – добавила Дженсен.

Профессор Маки Каваи рассказала на церемонии: "Когда я была молода, мне казалось, что выбор профессии учёного ‒ это такой очень хороший лёгкий выбор. (Взрыв смеха в зале.) Потом я много раз сомневалась в своём выборе. Сегодня я говорю: уверенность – это результат твоей работы. Хорошо, что я не сдалась в молодости. Не сдавайтесь! Уверенность растёт постепенно, шаг за шагом".

Она же добавила: "В науке нет границ, но учёные живут в разных странах, и в разных странах разные программы поддержки женщин-учёных. Далеко не везде ситуация одинаковая".

И действительно, в некоторых странах женщины по-прежнему вынуждены доказывать окружающим, что они могут обучаться на тех же курсах, что и мужчины, могут добиваться и показывать результаты не хуже мужчин. Даже в развитых странах, которые активно борются за равноправие полов во всех сферах жизни, и где, например, женщина-программист совсем не редкость, её труд по-прежнему будет недооцениваться. По крайней мере, если оценивающие будут знать о том, что программный код создавала именно представительница прекрасного пола ("Вести.Наука" писали о подобном исследовании). Женщины-учёные также недополучают финансирование, которое необходимо для реализации научных проектов, а значит, и новых открытий.

"Мы должны растить своих дочерей и сыновей так, чтобы они несли равную ответственность за происходящее в доме и ценили как мужскую, так и женскую карьеру", – говорит Урте Наниските (Urtė Neniškytė) из Университета Вильнюса, одна из стипендиаток программы "Восходящие таланты".

Несмотря на то, что никто из современных прогрессивных людей уже не сомневается в том, что женщины могут внести равный "мужскому" вклад в развитие науки, в мире женщины-исследовательницы составляют лишь 29% от общего числа учёных (данные доклада ЮНЕСКО 2015 года). Между тем доказано, что коллективы, в которых сотрудников разных полов примерно поровну, работают лучше, чем "однополые". И неважно, идёт ли речь о более мужских или более женских коллективах.

Программа L’Oréal-ЮНЕСКО For Women in Science призвана изменить ситуацию к лучшему. В рамках нашего общения с лауреатками этого года все они сошлись во мнении: о женщинах-учёных необходимо рассказывать, чтобы больше девочек и девушек узнавали о тех, кто станет для них в будущем примером для подражания на тернистом научном пути.

Лауреатки программы "Восходящие таланты" 2019 года.

Если в развитых странах крупные премии всё чаще присуждают представительницам прекрасного пола, то в менее развитых странах перекос в сторону мужчин всё ещё очень заметен.

От себя добавим, что все представшие перед нами в Париже лауреатки и "молодые таланты" в очередной раз доказывают, что все границы существуют только в нашей голове. Умницы и красавицы, они благодарили свои семьи за поддержку, без которой все их достижения не были бы возможны.

Вот и Клэр Вуазан приехала на церемонию со всей своей большой семьёй: мужем и пятью детьми, многие из которых были уже со своими детьми. Вот уж действительно талантливые (и работоспособные!) люди талантливы во всём.

Церемония в этом году получилась очень вдохновляющей. Зал рукоплескал лауреаткам и стоя приветствовал 15 "восходящих талантов". Предлагаем нашим читателям самим убедиться в этом.