Собаки и шакалы: американец нашел в Азербайджане 4000-летнюю игру

Фрагмент древнеегипетской игры "Собаки и шакалы", XIX век до нашей эры. Фото: The Metropolitan Museum of Art

Набор для игры «Собаки и шакалы», Древний Египет, 1814–1805 гг. до нашей эры. Фото: Metropolitan Museum of Art

Игра «58 отверстий» в Гобустанском заповеднике. Фото: Walter Crist / Gobustan National Park

Петроглифы Гобустанского заповедника. Фото с сайта cnn.com

Доска для игры «58 отверстий», Древний Египет, около 2000 года до нашей эры. Фото: Metropolitan Museum of Art

Игра «58 отверстий». Слева: Иран, ок. 1000 года до н.э., справа: Египет, первое тысячелетие до н.э. Фото: Musée du Louvre

У этой находки довольно занятная предыстория: всё началось с фотографии в азербайджанском журнале. Ее увидел американский исследователь, собрал чемоданы и полетел в Баку за уникальным открытием. Антрополог Уолтер Крист (Walter Crist), сотрудник Американского музея естественной истории в Нью-Йорке, разглядел на той фотографии камень с отверстиями, подозрительно напоминающими разметку очень древней игры, популярной на Ближнем Востоке 2500-4000 лет назад.

Каким-то образом (возможно, по подписи к фотографии) Крист выяснил, что нужный ему камень находится на Апшеронском полуострове, недалеко от Баку. Однако американец опоздал: археологический памятник и необычный камень оказались «похоронены» под новыми жилыми кварталами. Видимо, Уолтер Крист не читал Википедию, которая все объясняет: «Апшеронский полуостров испытывает на себе сильное антропогенное воздействие в результате растущих агломераций Баку и Сумгаита и является в значительной степени перенаселенным…» – застраивается, одним словом.

Но американский музейный работник не сдался и решил осмотреть другие местные достопримечательности. «Апшеронский полуостров на западе Каспийского моря, где расположена столица Азербайджана Баку, во многом остается terra incognita для западных археологов. Однако в этом регионе, насколько нам известно, обнаружены многочисленные свидетельства развитых связей, существовавших в древности между этой частью Азербайджана и Ближним Востоком», – позже напишет Крист в итоговом исследовании, объясняя свой научный энтузиазм и интерес к древним камням Апшерона.

Так Уолтер Крист оказался в Гобустане. Иначе, впрочем, и быть не могло: Гобустанский археологический заповедник из списка Всемирного наследия ЮНЕСКО – рай для антрополога. Тысячи людей на протяжении тысячелетий оставляли здесь следы своего пребывания в виде петроглифов, наскальных рисунков, надписей, ритуально-музыкальных камней и, как выяснилось, игр.

Петроглифы Гобустанского заповедника. Фото с сайта cnn.com

По удивительному стечению обстоятельств Крист нашел в Гобустане то, за чем приехал в Азербайджан: еще один камень с разметкой для древней игры, взамен камня с фотографии, навсегда утраченного под новыми жилыми кварталами Баку.

На каменной плите у подножья скалы, служившей укрытием для древних кочевников, Крист увидел знакомые линии и 58 отверстий, расположенные в специфическом порядке. Эта разметка хорошо известна в узком кругу специалистов по истории настольных игр, но среди сотрудников Гобустанского заповедника таких не оказалось: о странном узоре на камне все давно знали, но никто и предположить не мог, что тысячи лет назад люди превратили плоскую поверхность скалы в игровую доску. Американец стал первым, кто однозначно идентифицировал находку: «Лично у меня нет никаких сомнений – это игра, в которую люди играли на протяжении 1500 лет и, судя по всему, играли очень часто и на большой территории».

Игра «58 отверстий» в Гобустанском заповеднике. Фото: Walter Crist / Gobustan National Park

Фотография неказистая, но открытие вполне сенсационное: до сих пор археологи нашли чуть больше 40 «досок» для этой игры, причем в Азербайджане, если бы не апшеронский строительный бум, могли оказаться две из них. Сохранилась лишь одна, благодаря заповедному статусу Гобустана, зато теперь азербайджанские археологи, вооруженные новым знанием, имеют шансы точнее идентифицировать странные «дырки» на древних камнях.

О самой игре, как ни странно, известно очень мало – не сохранилось даже ее оригинальное название. Первую такую доску обнаружили в Египте в 1890 году. Первооткрыватель, знаменитый британский археолог Уильям Флиндерс Питри, назвал игру незатейливо: «58 отверстий» по количеству игровых лунок.

Доска для игры «58 отверстий», Древний Египет, около 2000 года до нашей эры. Фото: Metropolitan Museum of Art

В 1910 году там же, в Египте, не менее знаменитый Говард Картер нашел первый полный набор для игры и предложил новое название: «Собаки и шакалы», по форме игральных палочек. Увеличенное изображение этих палочек в форме собачьих и шакальих голов – на заглавной фотографии. Ниже – фото полного игрового набора, найденного Картером в 1910 году, ныне в коллекции музея Метрополитэн в Нью-Йорке.

Набор для игры «Собаки и шакалы», Древний Египет, 1814–1805 гг. до нашей эры. Фото: Metropolitan Museum of Art

Существует и третье название, «шен», по обнаруженному возле «финишной» лунки египетскому иероглифу «Шен» (в переводе – «замкнутый круг» или «вечность»). Все три названия прижились, хотя «Шен» и «Собаки и шакалы» чаще используются для древнеегипетского варианта игры.

Игровые палочки, по всей видимости, могли быть совершенно разными – от простых веточек до искусно вырезанных фигурок животных (в шумерском варианте игры, например, вместо собак и шакалов палочку венчала фигурка обезьяны), однако расположение отверстий и связывающих их линий оставалось неизменным на протяжении столетий и не зависело от географии. Именно специфическое количество и расположение лунок сегодня помогает археологам идентифицировать игру как «58 отверстий», где бы ее ни находили – в Египте или на Кипре, в Азербайджане или в Иране.

Игра «58 отверстий». Слева: Иран, ок. 1000 года до н.э., справа: Египет, первое тысячелетие до н.э. Фото: Musée du Louvre

А вот какими были правила этой игры – никто не знает, хотя уже больше 120 лет исследователи пытаются это выяснить экспериментально. Кое-что подсказывает сама доска. Она явно рассчитана на двух игроков, в качестве фишек игрок использовал пять палочек для перемещения по отверстиям, а количество ходов определяли броском игровых костей. Впрочем, по словам Криста, археологам пока не удалось найти ничего похожего на игровые «кубики» или их аналоги рядом с досками для игры.

«На всех досках есть две линии отверстий в середине поля и отверстия по контуру доски. Каждое 5-е, 10-е, 15-е и 20-е отверстие всегда помечены. "Верхнее" отверстие всегда шире, чем остальные, поэтому принято считать, что это и есть финишная лунка, цель и конечная точка игры», – кратко пояснил Уолтер Крист в интервью изданию Live Science.

Тут самое время заметить, что более подробная и увлекательная реконструкция игры в «Собак и шакалов» существует на русском языке. Многие историки и антропологи пытались восстановить древние правила, однако все ранние реконструкции получались довольно скучными, что противоречит невероятной популярности игры на протяжении 1500 лет у всех слоев населения – от царей до простых кочевников.

В последние годы появилось несколько новых попыток восстановить правила «58 отверстий», благодаря которым игра обретает красоту и азарт. Одна из таких реконструкций принадлежит нашему соотечественнику: Дмитрий Скирюк – гидробиолог по образованию, писатель-фантаст по основному занятию и, в то же время, признанный специалист по древним играм, весьма уважаемый мировым сообществом игроведов. Ознакомиться с идеями Дмитрия можно совершенно бесплатно – мысли по поводу «Собак и шакалов» он подробно изложил в своем блоге, в трех частях, с картинками и видео: часть 1, часть 2 и часть 3.

Впрочем, имея один и тот же набор исходных данных, разные исследователи предлагают совершенно разные сценарии игры. Поставить точку в многолетней дискуссии смогут, пожалуй, только археологи – когда найдут «инструкцию» к игре. Антропологов, таких как Уолтер Крист, древняя игра интересует скорее как культурное и социальное явление.

Например, по словам Криста, разметка азербайджанской «доски» совпадает с древнеегипетскими. Время создания – тоже: исследователи установили его совместно, основываясь на датировке наскальных рисунков на соседних камнях: «58 отверстий» могли появиться здесь 4000 лет назад, когда этот район был населен племенами кочевников-скотоводов.

Однако, по мнению Криста, «доска» в Гобустане может быть старше древнеегипетских. В 2000 году до нашей эры игра уже была популярна на обширной территории – в Месопотамии, Анатолии и Египте, и этот феномен очень интригует ученых. «Она внезапно появляется повсюду и одновременно. Сейчас древнейшими считаются игровые наборы из Египта, однако вряд ли разница в возрасте между азербайджанской и египетской игрой так уж велика. Возможно, мы пока просто не нашли еще более древний вариант. Но все говорит о том, что игра распространилась очень быстро по большой территории», – говорит Крист.

Действительно, «58 отверстий» легко преодолевали не только географические, но и социальные границы, и даже границы этого мира – большинство игровых досок обнаружено в захоронениях, их брали с собой для приятного досуга в вечной жизни. «Собаки и шакалы», найденные в гробницах древнеегипетской знати, – изысканные произведения искусства из черного дерева и слоновой кости. Люди попроще пользовались досками из обычного дерева или простой глины. Разметку, похоже, знали все и могли воспроизвести ее где угодно, даже на камне временного пристанища, как в случае с гобустанскими кочевниками. В суровых полевых условиях древние скотоводы, вероятно, использовали обычные веточки, колышки или тонкие кости, а вместо игровых костей – астрагалы, таранные кости копытных животных.

При этом 4000 лет назад египетские вельможи и «азербайджанские» кочевники играли в одну и ту же игру, хотя Азербайджан и Египет разделяют 3000 километров. Для Уолтера Криста это наглядное подтверждение связей, существовавших в то время между весьма удаленными и очень разными по культуре регионами Ближнего Востока.

«Люди всегда использовали игры как средство коммуникации. Уникальная способность играть и создавать игры всегда была присуща человеку, наряду с абстрактным мышлением. Казалось бы, перемещение камней или палочек по пустым клеткам или отверстиям не оказывает никакого влияния на нашу повседневную жизнь, однако помогает установить контакт с другим человеком. Игра – способ общения, что-то вроде особого языка», – говорит Крист.

Как ни странно, социальная и культурная роль настольных игр в истории человечества изучена довольно скудно. Об этом не раз сожалел и сам Уолтер Крист, и его коллеги – Йелмер Иркенс (Jelmer Eerkens) и Алекс де Вогт (Alex de Voogt): в этом году мы посвятили большую статью их исследованию, «"Бог не играет в кости": антропологи изучили эволюцию игральных костей и сами удивились».

Сейчас Уолтер Крист надеется объединить имеющиеся данные об игре «58 отверстий», сравнить все найденные игровые доски и археологический контекст этих находок, чтобы лучше понять происхождение игры, пути ее распространения, местные модификации и причины ее исчезновения около 500 года до нашей эры.

Задача масштабная, ведь современные исследователи не могут определенно сказать, исчезла ли эта некогда популярная игра навсегда или оставила скрытое «потомство». Некоторые полагают, что «58 отверстий» была предшественницей нардов – и там, и там есть «фишки», передвигающиеся по доске до достижения конечной точки. Однако специалисты по истории настольных игр, в том числе Уолтер Крист, с этим категорически не согласны: нарды, по их мнению, произошли от древнеримской игры «Табула».

Дмитрий Скирюк в своем блоге не выдвигает никаких гипотез, но намекает, что «Собаки и шакалы» могли трансформироваться в игру «нодди», забытую сегодня, и в криббедж, остающийся популярным по сей день.

«58 отверстий» – не самая древняя настольная игра, придуманная человечеством, но определенно самая загадочная. Старейшей в мире считается «Царская игра из города Ур» возрастом 5500 лет, но ее правила известны (в том числе благодаря изысканиям современных антропологов). Вторые по старшинству – египетские Мехен и Сенет, появившиеся 5000 лет назад. Они существуют в виде множества сохранившихся игровых досок и наборов, в виде изображений на фресках и описаний на папирусах, так что велики шансы когда-нибудь узнать точные правила этих игр.

Игре «58 отверстий» всего 4000 лет, и при всей своей популярности на протяжении полутора тысячелетий она не оставила четкого следа. Напомним, что до сих пор найдено чуть больше 40 досок для этой игры, а взаимосвязь между ними почти не изучена. Открытие Уолтера Криста в Азербайджане может стать уникальным и столь необходимым фрагментом увлекательной головоломки под названием «эволюция настольных игр и их роль в истории человечества».