Общедоступно и бесплатно: доисторические кости и Столетняя война для всех желающих

Том Хиддлстон в роли короля Генриха V во время битвы при Азенкуре. Кадр из сериала ВВС "The Hollow Crown" по пьесам Шекспира

Миниатюра "Битва при Азенкуре" из хроник Ангеррана де Монстреле, XV век. Общественное достояние.

Общедоступно и бесплатно. Все чаще этими приятными словами описывают не сыр в мышеловке, а результаты исследовательских проектов и научные базы данных – от нового Атласа клеток человека до цифровых свитков Мертвого моря.

Список «полезных ссылок» постоянно растет. В октябре пришли интересные новости сразу из двух европейских университетов: Саутгемптонского (Великобритания) и Уппсальского (Швеция). Англичане создали и постоянно дополняют бесплатную базу данных по Столетней войне (в ее разработке, к слову, принимал участие наш соотечественник), а шведы начинают интереснейший генетический проект, результаты которого обещают сделать доступными для исследователей всего мира.

Начнем с генетиков. Научный альтруизм обойдется шведам в 40 миллионов крон (более 4 миллионов евро). Новый исследовательский проект «1000 древних геномов» рассчитан на пять лет, его возглавит профессор Маттиас Якобссон (Mattias Jakobsson) из Уппсальского университета.

Название описывает проект почти исчерпывающе: ученые планируют расшифровать геномы 1000 человек, живших в Европе и Азии в период между 50000 годом до нашей эры и 1000 годом нашей эры.

Генетическими исследованиями древних останков сейчас никого не удивишь, однако шведский проект обещает стать уникальным. Одно из направлений его работы – сугубо технологическое. Дело в том, что извлечение и анализ древней ДНК все еще остается сложной задачей: в отличие от «свежей» современной ДНК палеогенетикам приходится работать с деградировавшим и загрязненным материалом. Основные проблемы, с которыми сталкиваются ученые, мы уже описывали – например, в статье «Чья это мумия? Почему палеогенетика – неточная наука» о родственниках Тутанхамона или «Череп и кости: невероятная находка на месте крушения Антикитерского корабля».

Методы исследований развиваются стремительно – некоторые технологии, применявшиеся всего три года назад, уже считаются неточными и устаревшими. Ученые надеются, что работа по проекту «1000 древних геномов» позволит усовершенствовать методы извлечения и анализа ДНК из тысячелетних останков, обнаруженных археологами в разных регионах Европы и Азии.

На этом научный праздник за 4 миллиона евро не закончится. Почти все современные проекты такого рода – междисциплинарные: совместная работа ученых разных специальностей позволяет наиболее полно восстановить исторический контекст.

Череп, найденный при раскопках в Лондоне. Фото: Museum of London
Череп, найденный при раскопках в Лондоне. Фото: Museum of London


Помимо собственно генетических данных, важной частью проекта станет археобиологическое исследование – анализ изотопов кислорода в зубной эмали и изотопного состава углерода и азота в костях. Этот метод позволяет выяснить, в каких регионах человек вырос, чем питался и какую воду пил. Например, недавно благодаря изотопному исследованию было сделано удивительное открытие: человеческие останки, найденные на древнеримском кладбище в Лондоне, археологи идентифицировали как восточноазиатские (возможно, принадлежащие уроженцам Китая). Подробнее – в материале «Все дороги ведут в Рим: уникальные находки в Англии и Японии».

Генетическая информация и результаты изотопного анализа будут дополнены важнейшими данными по каждому набору останков: археологическими (место, обстоятельства, культурный контекст находки, обнаруженные рядом артефакты и так далее), палеоклиматическими, геологическими… Вполне возможно, что такое всестороннее исследование перевернет устоявшиеся представления о степени мобильности, путях миграции и связях наших предков.

Однако самым перспективным направлением шведского проекта можно считать даже не накопление ценной информации, а расширение научной аудитории: доступ к уникальной базе данных будет бесплатным для ученых всего мира, сообщается на сайте Уппсальского университета.

Похожий принцип доступности научных данных лежит в основе британского проекта The Soldier in Medieval England («Солдат средневековой Англии»). Англичане всегда отличались повышенным интересом к истории, а в последние годы это увлечение даже приобрело стратегический аспект – мы писали об этом в материалах «Внезапно: развитие британской экономики под угрозой из-за дефицита археологов» и «Как заинтересовать детей историей? Британские ученые создают древнегреческие мультфильмы».

Исторический ресурс The Soldier in Medieval England появился в 2009 году как результат трехлетнего университетского исследования на тему зарождения профессиональной армии во время Столетней войны. Он обошелся спонсорам намного дешевле, чем шведский генетический проект, однако его бюджет тоже внушает уважение: 500 000 фунтов стерлингов. Сейчас база данных The Soldier in Medieval England является крупнейшей в мире «переписью» средневекового населения – она содержит четверть миллиона имен английских солдат и командиров, принимавших участие в военных кампаниях Столетней войны.

В 2015 году военно-исторический ресурс стал общедоступным – этому немало способствовала символическая дата, 600-летие битвы при Азенкуре (1415) – одного из самых знаменитых сражений Столетней войны. Спонсорами проекта являются университеты Саутгемптона и Рединга, а также благотворительный фонд Agincourt 600.

Поводом для публикации этой новости стало важное событие: недавно база данных проекта впервые пополнилась именами французов, участвовавших в битве при Азенкуре.

Как известно, Франция при Азенкуре была проигравшей стороной. Проигравшей, раздавленной, уничтоженной. Победа английской армии под предводительством короля Генриха V была настолько невероятной, что граничила с чудом: англичане многократно уступали французам по численности и «качеству» участников, однако за несколько часов сражения английская армия потеряла лишь сотню человек, тогда как французы – около 10 тысяч.

Битву при Азенкуре прославил Шекспир в пьесе «Генрих V», ее последствия чуть не стали роковыми для Франции («английское чудо» при Азенкуре история подкорректировала ранней смертью Генриха V и «французским чудом» в лице Жанны д'Арк, иначе трон Франции мог бы занять король Англии, причем совершенно законно – соответствующий договор был подписан в Труа в 1420 году), она была одним из ключевых событий войны, длившейся 116 лет и изменившей Европу. Но современных историков, изучающих сражение при Азенкуре, продолжает волновать простой вопрос: не «почему победили англичане?», а «как французы могли проиграть?!».

Казалось бы, ответы известны – однако исследования и споры по поводу легендарного сражения не прекращаются до сих пор. Изучение документов (в основу проекта The Soldier in Medieval England легла старая добрая работа в архивах) предоставляет именно то, что нужно историкам: факты.

Миниатюра "Битва при Азенкуре" из хроник Ангеррана де Монстреле, XV век. Общественное достояние.
Миниатюра "Битва при Азенкуре" из хроник Ангеррана де Монстреле, XV век. Общественное достояние.


Из 3500 французов, чьи имена теперь содержатся в базе данных проекта, 550 погибли во время сражения, что неудивительно. Интересна информация о трех сотнях французах, взятых в плен и позже выкупленных. Это подтверждают финансовые документы, найденные в архивах Франции и Англии – девятая часть выкупа полагалась короне, и именно эти записи сохранились. Интересно вот что: с одной стороны, выкуп был обычной практикой и источником дохода во время средневековых войн, с другой – факт выкупа противоречит известным рассказам о резне пленников, которую устроили англичане по практическим соображениям – они не могли себе позволить «содержать» тысячи военнопленных в ожидании выкупа. Однако архивные документы подтверждают, что многим благородным (и состоятельным) французам все же удалось избежать неблагородной участи быть зарезанными английскими простолюдинами.

Средневековые хроники грешат неточностями и преувеличениями, тогда как финансовые и юридические документы прямо и незатейливо отражают действительность. Имена и звания 250 тысяч англичан, участвовавших в военных кампаниях Столетней войны, историки почерпнули из рекрутских списков, по которым отслеживалась выплата жалования, а также из ведомостей по покупке «защитных писем» – перед отправкой на войну солдаты приобретали такие в канцлерских судах, чтобы оградить себя от возможных действий местных властей на время отсутствия по уважительной причине («ушел на войну»).

Изучение этих документов помогло выяснить множество любопытных фактов, влияющих на интерпретацию исторических событий. Например, долгое время считалось, что битву при Азенкуре выиграли английские лучники: английский длинный лук даже прозвали «пулеметом Средневековья» за убойную силу и скорострельность, в среднем 10 выстрелов в минуту. Судя по ведомостям, в сражении принимали участие 5500 лучников, что составляло 5/6 всего английского войска. Однако избыточное количество лучников объясняется не особыми свойствами оружия – в XV веке уже распространились доспехи из стали, которую длинные луки пробить не могли. Все проще: английская казна была истощена затяжной войной, а лучники-простолюдины стоили в два раза дешевле рыцарей…

Ученым пришлось пересмотреть роль лучников в сражении и искать иные причины невероятного поражения при Азенкуре огромной и отлично вооруженной французской армии. В архивах был найден обрывок документа, подтверждающего наличие у французов безупречного плана сражения, разработанного опытными полководцами – маршалом Бусико и коннетаблем Шарлем д'Альбре. Однако в тот день, 25 октября 1415 года, для Франции все пошло не так. Существует множество версий, учитывающих множество факторов, от природных до социальных, но в отсутствие материальных доказательств гипотезы остаются гипотезами, пусть даже очень правдоподобными. Дело в том, что точное место битвы при Азенкуре до сих пор не найдено. Подходящие поля в этом районе не раз обследовали военные археологи, искавшие следы грандиозного сражения – скопления металла или массовые захоронения останков, – но пока ничего не нашли.

Выходит, наиболее ценным и достоверным источником информации остается бумага: многометровые рекрутские списки, платежные ведомости, счета за снаряжение и лошадей, учет полученных короной выкупов… Результатом многолетнего изучения этих «скучных» документов и является база данных The Soldier in Medieval England.

Новый поисковый интерфейс был создан нашим соотечественником, историком Александром Лобановым. Для удобства пользователей сделать запрос и получить результат можно на одном сайте, хотя на самом деле поиск ведется по трем разным базам данных. Обновленные данные содержат не только имена французских участников битвы при Азенкуре, но и «географическую» информацию по местам набора и службы английских солдат.

«Если бы нашего сайта не существовало, в поисках этой информации исследователям пришлось бы не раз навестить Национальные архивы Англии и Франции, Британскую библиотеку, Национальную библиотеку Франции, а также архивы всех департаментов Нормандии», – говорит профессор Эдриан Белл (Adrian Bell) из университета Рединга, специалист по средневековым финансам и содиректор проекта The Soldier in Medieval England.

«За короткое время наш сайт и база данных стали бесценным источником информации для генеалогов и тех, кто интересуется социальной, политической и военной историей Средневековья. Обновленные данные расширяют аудиторию проекта и позволяют по-новому взглянуть на события Столетней войны», – резюмировала профессор Энн Карри (Anne Curry), глава проекта, декан кафедры гуманитарных наук Саутгемптонского университета.

Если перевести английский пример на отечественную почву, то получится примерно следующее: базы данных по участникам Куликовской битвы мы вряд ли дождемся, но для большого проекта по, например, Отечественной войне 1812 года достаточно и документов, и (к сожалению) костей для генетического исследования. Ведь когда-то именно Россия служила примером для подражания – в 1839 году Бородинское поле стало первым в мире военным заповедником. Открытая база данных, подобная английской и шведской, могла бы стать прекрасным современным памятником героическим предкам. Понимание смысла дорогостоящих исторических проектов резко возрастает, когда речь идет о собственной истории.